August 9th, 2007

К теме 1937 года

У наших либералов что-то с арифметикой -- 70 лет назад в моей стране начался террор против собственного народа. 70 лет назад в моей стране суд превратился в фарс. 70 лет назад одним приказом страну начали загонять в беспросветный, ужасающий и разрушающий страх. 70 лет назад моих соотечественников превратили в убийц, жертв и безропотную скотину. Видеть 70 лет там, где на самом деле 90 -- значит совсем не владеть правилами вычитания. На что справедливо обращает внимание А. Перла. Причем сходная накладка с арифметикой была у коммунистов. 37-й год скрепя сердце признавался, но ни до не него, ни после.
Проделывая такие штуки с арифметикой, можно было бы для начала вспомнить -- и если не согласен, убедительно оспорить -- классическое. Все-таки 2 глава I части "Архипелага" -- "История нашей канализации" не вчера опубликована.
"Когда теперь бранят произвол культа, то упираются всё снова и снова в
настрявшие 37-й -- 38-й годы. И так это начинает запоминаться, как будто ни
ДО не сажали, ни ПОСЛЕ, а только вот в 37-м -- 38-м.
Не имея в руках никакой статистики, не боюсь, однако, ошибиться,
сказав: поток 37-го -- 38-го ни единственным не был, ни даже главным, а
только может быть -- одним из трех самых больших потоков, распиравших
мрачные вонючие трубы нашей тюремной канализации.
ДО него был поток 29-го-30-го годов, с добрую Обь, протолкнувший в
тундру и тайгу миллиончиков пятнадцать мужиков (а как бы и не поболе). Но
мужики -- народ бессловесный, бесписьменный, ни жалоб не написали, ни
мемуаров. С ними и следователи по ночам не корпели, на них и протоколов не
тратили -- довольно и сельсоветского постановления. Пролился этот поток,
всосался в вечную мерзлоту, и даже самые горячие умы о нЈм почти не
вспоминают. Как если бы русскую совесть он даже и не поранил. А между тем не
было у Сталина (и у нас с вами) преступления тяжелей.
И ПОСЛЕ был поток 44-го -- 46-го годов, с добрый Енисей: гнали по
сточным трубам целые нации и еще миллионы и миллионы -- побывавших (из-за
нас же!) в плену, увезенных в Германию и вернувшихся потом. (Это Сталин
прижигал раны, чтоб они поскорей заструпились и не стало бы надо всему
народному телу отдохнуть, раздышаться, подправиться.) Но и в этом потоке
народ был больше простой и мемуаров не написал.
А поток 37-го года прихватил и понес на Архипелаг также и людей с
положением, людей с партийным прошлым, людей с образованием, да вокруг них
много пораненных осталось в городах, и сколькие с пером! -- и все теперь
вместе пишут, говорят, вспоминают: тридцать седьмой! Волга народного горя!
А скажи крымскому татарину, калмыку или чечену -- "тридцать седьмой" --
он только плечами пожмёт. А Ленинграду что' тридцать седьмой, когда прежде
был тридцать пятый? А повторникам или прибалтам не тяжче был 48-й -- 49-й? И
если попрекнут меня ревнители стиля и географии, что еще упустил я в России
реки, так и потоки еще не названы, дайте страниц! Из потоков и остальные
сольются".

P. S. Я имею личные родственные счеты к 1938 году, но не считаю это основанием для забвения правил арифметики.

Известинская заметка от 9 августа

Агностики и атеисты
В русском языке не прижилось заимствованное через английский слово "агностик". Употреблял его применительно к своим религиозным воззрениям разве что Е. Т. Гайдар, да и то поплатился. Наряду со словом "отнюдь" это было интерпретировано в том духе, что они хочут свою образованность показать и потому говорят о непонятном... (http://www.izvestia.ru/sokolov/article3107053)

Дон Зюзя

Евреи, евреи, кругом одни евреи...

А может клеймить цветком лилии?

А может клеймить цветком лилии?