August 6th, 2007

Идейно крепкий речекряк

Оказывается, мы с М. Максимовской односельчане

М. МАКСИМОВСКАЯ – Вы мне только не рассказывайте о том порядке, который был в стране. Мое детство прошло в Беляево на окраине Москвы. И я прекрасно помню…
Н. БОЛТЯНСКАЯ – Так себе райончик, между прочим.
М. МАКСИМОВСКАЯ – Ну, не бог весть. И я прекрасно помню, как были у нас такие периоды обострения как всегда, когда фанаты (сейчас не знаю кто у нас там хулиганит, тогда фанаты были) вешали на шарфах. И это не страшилки были народные. Понятно, что в программе «Время» никто нам про это не рассказывал. Но вешали. И похороны были. И подростковые Москвы братья были, и стенка на стенку ходили (
тут)
Живу на Беляеве с 1970 г. (причем не я один -- родители, две сестры, ныне покойные бабушка с дедушкой и дядей), а про столь драматические события узнал только сейчас. Вероятно, потому что в программе «Время» никто про это не рассказывал.

Чудесный, бесподобный малый народ

Танцевать лезгинку на столичной площади – это возмутительно, и с этим невозможно не согласиться. Судите сами: только местные наши парни и девчата затеяли завести на этом традиционном месте свой традиционный среднерусский хоровод, а тут – здрасьте: лезгинка. Более вопиющего небрежения к обычаям и традициям коренных племен, испокон веков населяющих берега здешних рек и озер, по преступной халатности носящих отчетливо некоренные, а именно финно-угорские названия, трудно себе и вообразить. И ведь нет бы, чтобы традиционным образом пописать посреди улицы или украсить строительные заборы традионными, проверенными временем лексико-фразеологическими образцами коренного фольклора, или бабахнуть традиционную петарду перед носом гипертонической пенсионерки, или - в крайнем случае - освежить традиционную рвотную лужу посреди вагона метро. Так ведь нет же! Лезгинка, понимаешь! Танцы, бля!
Хулиганить, прилюдно оправляться, блевать -- других обычаев у русских просто нет.
Повторюсь: я искренне не понимаю, но что рассчитывают эти люди в столь брезгливо ненавидимой ими этой стране.