May 15th, 2007

Вопрос о гостиничных порядках в США

Мэрия, подписывающаяся именем Елена Егорова, сообщает, что Мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг впервые за всю историю отношений между двумя градоначальниками отказал в личной встрече Юрию Лужкову. В ответ московский глава отменил свое выступление на Международной конференции больших городов по проблемам климата, которая сегодня открывается в США. Иные видят в том кару, ниспосланную на Лужкова Содомом и Гоморрой, иные -- свидетельство того, что Ю. М. совсем ослабел и Блумбергу неинтересен. Меня же более заинтересовал другой пассаж -- Пострадали и журналисты московских СМИ, которые должны были лететь в Нью-Йорк вместе с официальной делегацией. В качестве штрафных санкций, о которых заранее никто, разумеется, не предупреждал, организаторы решили взыскать с них 75% стоимости забронированных на 6 дней гостиничных номеров. Получалось, что каждое СМИ должно заплатить нью-йоркскому отелю $1575 неустойки. Только благодаря вмешательству генерального консульства РФ в Нью-Йорке сумму штрафа удалось снизить до $350 с носа.
Вроде бы в Европах в случае запоздалого отказа от бронирования взимают стоимость одного дня пребывания, но никак не стоимость всего срока. Неужто в Америке по другому?

Борьба за вашу и нашу свободу

"Я заедаю "Вана Таллинн" эстонским сыром" (http://i-crust.livejournal.com/853381.html?style=mine). Мужественный человек. А ведь -- не приведи, Господи -- случись что в наших отношениях с Латвией, придется заедать рижский бальзам шпротами.
Тяжела освободительная гастрономия.

На вооружение прогрессивным французам

У нас пришлось изобретать термин "путиноиды", тогда как французам легче, ибо Николай и его сторонники были обличены еще Св. Писании -- "Так и у тебя есть держащиеся учения Николаитов, которое Я ненавижу. Покайся; а если не так, скоро приду к тебе и сражусь с ними мечом уст Моих" (Откр. 2, 15-16).
Дарю автору </a></b></a>maroussia.

Известинская колонка от 16 мая

Европа есть, а счастья нет
Тем, кто усматривает в запоздалой восточноевропейской десоветизации часть некоего генерального плана наступления на Россию -- что-то вроде похода четырнадцати держав, можно возразить, что насчет четырнадцати держав и двунадесяти языков дело довольно темное и кроме восточноевропейских держав прочие пока не спешат поучаствовать в походе. Возможно, не стоит умножать сущности без необходимости. Тех, кто видит ожесточение восточноевропейцев в дурной политике России, можно спросить, каким боком нынешняя российская политика навредила недавно весьма ожесточившимся мадьярам. Опять же и в Польше бр. Качиньские пришли к власти изначально ожесточенными... (http://www.izvestia.ru/sokolov/article3104089)

Чрезмерно злорадные надежды

В. Т. Третьяков отмечает "молчание что западных, что российских правозащитников" по поводу событий в Таллине и выражает надежду, что "и они однажды испытают на себе дубинки и газ эстонских полицаев".
Что у правозащитников порой хромает оптика -- есть такое дело, насчет призываемой В. Т. Третьяковым Немезиды -- сомнительно. Испробовать на себе дубинки и газ эстонских полицаев можно лишь посетив Эстонию, а правозащитники туда вроде не ездят. Не испытаешь при всем желании.

Когда бывает взаимно смешно

Кроткий и рассудительный С. Худиев пишет о том, что крайние неудачи людей, называющих себя демократами связаны не только с качествами режимак, но и с качествами самих демократов -- например с сильным дефицитом "определенных качеств, а именно: ответственности, уважения к людям и терпимости". Как эволюционист, С. Худиев отмечает: "Речь идет не о переменах в персоналиях правителей -- а о переменах в политической культуре, в постепенном осознании гражданами своих прав и обязанностей, своей заинтересованности в верховенстве закона в функционирующей демократии".
На что получает оплеуху прямо из Парижа -- "Скажите, а Вы видели вблизи функционирование демократии? Если да, сколько лет? Вы в нём участвовали? Ваше мнение на сегодняшний момент сформировано путём озарения? Чесанием в бороде? ПОчему оно должно быть интересно? (извините, я сюда попал исключительно по сквозной ссылке, так что мне оно нет, не интересно, просто очень смешно)".
Здесь не нравоучение из прекрасного далека, а здесь развязное хамство из прекрасного далека. Когда человек полагает, что долгие годы, проведенные им в эмиграции, дают ему неоспоримое право хамить достойнейшим людям, ибо "просто очень смешно", когда люди, не живущие на западе, рассуждают о демократии и иных недоступных их уму предметам, -- я полагаю, что если ценность эмигрантских рассуждений о делах наших скорбных в силу объективных причин часто бывает сомнительной, то уж ценность эмигрантского хамства сомнительна вдвойне.