April 28th, 2007

Не так страшен Гитлер, как его малюют

Социолог Э. Л. Панеях на указание, что в случае гипотетической победы Третьего рейха ей в любом случае не пришлось бы сегодня рассуждать о Бронзовых солдатах какой бы то ни было армии, отвечает оптимистически -- С какой стати? Да, я еврейка, но... дед был на войне, бабушка в эвакуации. Вы ведь не думаете, что Гитлер дошел бы до Урала? Все-таки, Россия слишком большая страна, чтобы целиком ее оккупировать. Где-то остановился бы. Так что не знаю, как Вы, а я вполне бы могла быть. Жила бы в какой-нибудь Перми.
Известна формула, бытовавшая на разложившемся фронте 1917 года -- "Мы воронежские, до нас немец не дойдет".
Но "Мы еврейские -- до нас бы Гитлер не дошел", причем из уст не окопного сидельца, а мичиганского Dr. Ph. -- это посильнее будет.

Из прибалтийского этатизма

Если таксист неспособен нормально общаться с клиентом, ему не место на такой работе. Это справедливо для любой страны
Справедливо для любой страны то, что если таксист не в состоянии понять, куда везти ездока, ездок поедет на другом таксисте, а невежда лишится заработка. Какое до того собачье дело молодой восточноевропейской демократии?

К знатокам истории и культуры

Имеет ли исполнявшаяся артистом Ф. Б. Киркоровым песня "Ой, мама, Шикотан, Шикотан" какое-то отношение к оспориваемому Японией у России острову Южно-Курильской гряды?
Это я к этимологии выражения "пьяный в сракотан". Восходит ли оно к творчеству изваестного артиста, порождено ли русско-японским спором или имеет иную, независимую этимологию?

Как себя под Мизесом чистят, чтобы плыть в контрактацию дальше

Речь идет о том, что памятник поставлен не частным лицам, решившим защитить народ Эстонии, а сотрудникам (или рабам) советского государства... Хотя и люди положили за освобождение Эстонии свои личные головы, они положили их не вследствие того, что их сердце тянуло так поступить, их использовали для защиты.
По этой логике -- никакой советской специфики здесь нет -- любые европейские воинские мемориалы, посвященные памяти погибшим в войнах, ведшихся с начала XIX века (а подавляющая доля памятников увековичавает именно память павших на войнах последних двух веков) суть памятники рабам.
Хорошо бы автору в какой-нибудь поминовенный день толкнуть эту речь, допустим, у Триумфальной арки, что на площади де Голля.

Для просвещения

Апологетам молодой эстонской демократии, правомерно борющейся с наследием советской оккупации, стоило бы ознакомиться с этим и этим суждениями сугубо европейски и либерально настроенных эстоноземельцев.
Причислить их к "советскому быдлу" даже и самый изощренный диалектик затруднится.

Таинства человеческой души

Заинтересовавшись выдающейся репликой, сходил в журнал автора. Оказался пустой, но с такой вот замечательной красотой от СУПа

Долго думал, зачем пустому журналу аккаунт с рекламой.

Продолжая привлекать внимание к Э. Л. Панеях

"И слезоточивый газ намного гуманнее дубинок ОМОНа, уверяю Вас. Слезоточивый газ и во франциях случается" (http://ella-p.livejournal.com/708507.html?thread=4943259&format=light#t4943259)
Не попробовав ни того, ни другого, не могу сказать, что гуманнее -- и даже намного гуманнее. Если кто более сведущ в медицине, полицейском деле, а равно и политической борьбе, я просил бы высказать мнение. В наше кипучее время такое знание было бы небесполезным.

"Историк, профессор Таллинского университета"

"Сам ход событий довольно типичен – в 1917 году революция началась с нападений на склады с алкогольными напитками" (http://www.grani.ru/Politics/World/Europe/m.121313.html)
Если речь идет о феврале, то началось с хлебных хвостов. Если об октябре, то громить винные склады начали уже после 25 октября. Большая мощь исторической науки.

Мелодии посольского квартала

Ю. Гиренко изнемог не в борьбе, но от борьбы -- То, что там второй день подряд почти круглые сутки все время что-то скандируют - это еще ладно. Когда какой-то мудак в 7 утра начинает сильным, но противным голосом горланить гимн им. Михалкова - Александрова - это уже хуже, но еще терпимо (и ведь, гад, пропел полностью, а потом по новой начал!). Когда и Калашный, и Кисловский перегораживают, и надо делать крюк, чтобы выйти от Арбатской площади к Никитской - это еще хуже... Далее выясняется, что вправду стало еще хуже -- Копытько! Если твои мудозвоны завтра опять в семь утра заорут гимно - уйду в оранжисты. Или продамся неоконам. Или еще какУ кАку сделаю. И от этого хуже будет всем... Они врубили магнитофон. И крутят попсу - нашу и ненашу. Сейчас поет Боярский. Блядьненавижу! Суки вы, а не патриоты.
Конечно, тут можно заметить: "Не гонялся бы ты, поп, за дороговизной". Автор-страстотерпец прельстился возможностью жить в посольском квартале, искони во всех столицах мира почитавшемся за фешенебельный. "А над Невой -- посольства полумира. Адмиралтейство, солнце, тишина...".
Фокус в том, что обаяние посольского квартала действительно лишь в дни мира. В другие дни -- накануне размена посольствами -- там бывает не совсем фешенебельно.
А ведь, не приведи, Господи, горячие эстонские парни с переляку еще начнут жечь посольские архивы. Pauvre Guirenko.