March 29th, 2007

Для контроля

Позвонил с "Эха" С. Л. Доренко и завлекал в эфир для дачи разъяснений по делу Бакушинской. Я сообщил ему, что по вопросу об ее увольнении ничего не могу ему сообщить, поскольку все, что я сказал по телефону позвонившему мне на следующий день В. К. Мамонтову, ограничивалось двумя фразами:
1. "Да и черт бы с ней";
2. "Все вздор, не берите в голову".
Что было до на Тверской, 18 и что было после, я не знаю. Вызнавать не намерен, гадать тоже.
Сообщать какую либо новую информациюи какие-либо еще соображения по поводу инцидента -- сказал я Доренко -- я не желаю, поскольку газета, где я работаю, уже и так со своим юбилеем достаточно обосрана. Любые публичные разъяснения обозначают новый информационный вброс и новое обосратие, а я не желаю дальнейшего обгаживания "Известий", поскольку есть корпоративная этика.
Просил его, если захочет цитировать, делать это без искажений, но поскольку всякое бывает, решил, что лучше записать.

Известинская заметка от 29 марта

Вешняков и Эйзенхауэр
В период хрущевской, а особенно - брежневской борьбы за мир советская пресса любила рассказывать об отставных западных генералах, которые, не успев снять погоны, тут же преображались в голубей мира и выступали против развязываемой их правительствами гонки вооружений.... (http://www.izvestia.ru/sokolov/article3102580/)