maxim_sokolov (maxim_sokolov) wrote,
maxim_sokolov
maxim_sokolov

Categories:

Мизес и Сталин

Когда автор Костаки вспомнил фон-мизесовскую интерпретацию истории II мировой войны, я вспомнил, как я цитировал то же самое еще в 2005 г. Пошел, посмотрел и обнаружил, что тексты идентичные, но источники разные. У меня "Социализм. Экономический и социологический внализ", у Костаки -- "Бюрократия. Запланированный хаос. Антикапиталистическая ментальность". Когда в разных книгах постранично воспроизводится один и тот же текст, вероятно, он чем-то крайне важен и дорог автору.
Высказывалиь предположения, что на Мизеса так повлияли три года на русско-австрийском фронте. Психологически мне это кажется не очень верным. Окопное противостояние -- как мы это знаем по множеству других случаев -- скорее порождает известное уважение к неприятелю. Тем более -- по прошествии многих лет. См. немецких и русских/советских фронтовиков.
Более верным может быть другое объяснение: в очень жестко зарегулироливанных идеологиях не допускается -- даже и с тысячью оговорок -- признания дадже некоторых частностей, могущих хоть как-то полить воду на мельницу врага. В те же годы, когда Мизес трактовал историю войны, в СССР гражданин, побывавший в США, мог получить срок за клеветническое утверждение о том, что в Америке хорошие автомобильные дороги (литера ВАТ -- восхваление американской техники). Срок -- не срок, но в рамках строгого либертарианства литера ВРС -- восхваление русского солдата, очевидно, тоже считалась недопустимым делом. И по той же логике -- пусть даже с тысячью оговорок признавая очевидность, начнешь с яичка, доворуешься до кобылки.
В этом смысле что Мизес, что Сталин знали свое дело. Ревизия Единственно Верного Учения всегда начинается с якобы невинных мелочей.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments